Северный и горный аутдор
Воскресенье, 23.09.2018, 02:24
Меню сайта

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

В краю Белого безмолвия

Нитка маршрута: Karasjok – Utsjoki – Inari (250 км)

Даты: 29 марта – 3 апреля 2017 г.

Участники: Трубецкой Алексей

Вступление

Идея похода зародилась, как всегда, неожиданно. Меня всегда тянуло к чему-то холодному – ко льдам, снежной зиме. На новогодние праздники съездил в горы Киргизии в поисках морозов и ледяных ветров. Но, к сожалению, погода там выдалась довольно теплой. Уж не знаю, всегда там такая зима, или это мне не повезло. Но в целом от зимы осталась какая-то неудовлетворенность. И хотя были сложности с работой и деньгами, но вдруг подумалось "а что если...?". Предыдущие походы на Север у меня были в начале мая. А начало мая на Севере как раз самое весеннее время. Еще лежит снег, но уже есть и большие проталины. По ночам бывают заморозки, но днем в солнечную погоду уже можно чуть-чуть позагорать (совсем немного, правда). Ночи уже почти белые, это удобно для езды, но плохо, что уже не видно северных сияний. Все это касается мая, который я уже изучил достаточно хорошо. Но начало апреля это совсем другое дело! Скорее всего, на самых высоких широтах в это время весной почти не пахнет. Или она уже немного чувствуется? Конечно это надо проверить и увидеть своими глазами.

Надо сказать, что, несмотря на любовь к морозам, май мне в целом не казался слишком теплым. Организм устает от постоянного нахождения в низких температурах, даже если эти температуры умеренно низкие. Сказывается полное отсутствие внешних источников тепла. В моем случае я получал немного тепла только от горячего чая и теплой еды. Костров у меня никогда не было, все ночевки конечно в палатке. Поэтому в течение всего похода организм непрерывно, даже во время отдыха в спальнике, должен себя отапливать. За неделю такого режима накапливается холодовая усталость (хотя даже одна теплая ночевка могла бы заметно изменить ситуацию). При околонулевых температурах эта усталость конечно не могла быть чрезмерной, но как организм отреагирует на более низкие температуры – этого я пока не знаю. И мне этот вопрос очень любопытен.

Сначала появились скромные планы - проехать от Килписъярви до Рованиеми. Это заняло бы не много времени, и было бы наиболее бюджетно по стоимости. Район Килписъярви всегда интересен - это одна из высших точек над уровнем моря, куда поднимается дорога в Северной Европе. Поэтому там обычно холодно и ветрено. Судя по архивам погоды, в начале апреля там днем держится устойчивый минус - как раз то, что нужно. Но вот в Рованиеми в это время даже ночью может быть плюсовая температура, а это уже хуже. Ведь в таких условиях начинается снеготаяние, везде может стоять вода, будет сложно с поиском места под палатку. Да и просто не очень приятно, когда все вокруг мокро. Сдвинуть начало похода я не мог, т.к. уже купил билет на автобус, поэтому появилась мысль забраться посевернее. Правда точный маршрут так и не смог выбрать. Решил, что обдумаю по дороге.

Погоду для предполагаемого района похода изучал по архивам за несколько лет, поскольку год на год не приходится. Получалась примерно такая картина: ночная температура от -10 до -15°С наиболее вероятна, в отдельные ночи может быть до -20°С. Днем конечно теплее. Поскольку мой новый спальник имел температуру комфорта до -17°С, я решил, что вполне готов. Например, данные для Karasjok за предыдущий год выглядели так (с сайта yr.no):

Тренировался перед походом в основном с помощью бега. Раньше в качестве тренировки катался на старом велосипеде, а теперь пришлось перевести его обратно в разряд боевых, поскольку у нового велосипеда колеса 27,5, а на такой диаметр еще не делают хорошую шиповку, как например Schwalbe Marathon Winter. Пока для таких колес существует только Ice Spiker Pro, которая вообще плохо подходит для асфальта. Так вот, сделал я старому коню ТО, снарядил его в дорогу, и как-то не хотелось после этого на нем тренироваться. Бег конечно менее эффективен для велопохода, но выносливость тоже неплохо тренирует. Устроил большой забег на февральские праздники. В этом году они были 4 дня, и каждый день я бегал по 1,5 часа. Повезло еще, что в этот момент держалась более-менее морозная погода, и благодаря этому удалось не растерять зимнюю акклиматизацию перед походом. Конечно бегал и вне праздников, в среднем 2 - 3 раза в неделю, и, кроме того, старался побольше ходить пешком. Но в целом, как мне кажется, для таких мероприятий более важна психологическая подготовка.

Заброска

Итак, 27-го марта вечером я выехал из дома. Питер проводил весьма неласково, пришлось ехать через полгорода в темноте под проливным дождем. Но согревала мысль, что еду в края, где в это время года дождей не бывает.

Автобус, как ни странно, был практически полон. Хотя я по возможности специально стараюсь выезжать в будние дни, чтобы можно было сидеть посвободнее и хотя бы поспать ночью. И конец марта – совсем не туристический сезон. Не представляю, куда едут все эти люди в холодное время года в ночь с понедельника на вторник. Тем не менее, мне повезло и хотя в автобусе было буквально два-три свободных места, у меня соседа не оказалось, так что ехать было удобно.

В Хельсинки погода была хорошая, и скоротать несколько часов до поезда было не сложно. А около 23 часов 28 марта я доехал до Рованиеми (здесь проходит Полярный круг). Тут уже была минусовая температура, но при этом был штиль, и по ощущениям было не очень холодно. Все магазины были уже закрыты, поэтому я сразу поехал к месту ночевки на другом берегу реки. Там я еще в про-шлый раз приметил кафе с открытой деревянной верандой (веранда открыта, но от дождя защищена крышей), которое не работает вне туристического сезона. В октябрьском походе я с большим удобством поспал прямо на деревянном полу этой веранды, и сейчас решил повторить этот опыт. Спалось правда в этот раз не очень, потому что к середине ночи мой термометр стал показывать -20°С, и спать на открытом воздухе стало как-то прохладно. Зато вечером было неплохое северное сияние.

Да, и подъезжая вечером к кафе, я немного проехал по грунтовке, которая вела к нему, и там первым же делом грохнулся. Грунтовка была покрыта толстым льдом, несколько неровным. И от сильных морозов лед стал каменным, шипы моих новеньких покрышек его совсем не цепляли. Этот эпизод затем повлиял на все мое дальнейшее передвижение, т.к. я не люблю падать на груженом велосипеде – опасаюсь за его целостность. Поняв, что шипы – не панацея от полярного льда, я в течение всего похода на ледяных участках ехал медленно и осторожно. В итоге больше не падал, хотя несколько раз был близок к этому – переднее колесо повело и только медленная скорость и выставленная нога спасали от падения.

Утром 29-го марта сел в автобус, идущий до Karasjok, и через 7 часов был на месте. Наконец я нахожусь в своих любимых краях, далеко за Полярный кругом. Этот крохотный северный городок вижу уже в пятый раз, но не могу сказать, что это место мне в какой-то степени надоело. Да и в такое время года я здесь еще не был. Сейчас минусовая температура и вокруг конечно настоящая зима, хотя день уже достаточно длинный, и у меня есть некоторый запас времени, чтобы начать путь.

Начало маршрута, вечер 29 марта

Пройдено примерно 15 км

Погода: морозный вечер, переменная облачность, штиль

С маршрутом к тому моменту я так и не определился, но основная мысль была - попробовать про-ехать шоссе 98 вдоль северного берега. Для этого сейчас нужно было двигаться на север в сторону Lakselv. Немного разобрав и переложив вещи после автобуса, я попробовал двигаться в северном направлении. Но после первых пяти километров у меня появились сомнения. На шоссе было очень много льда. И, конечно, он был такой же каменный, как в Рованиеми. Падать не хотелось, и езда получалась медленная и напряженная. Причем для меня было неожиданностью, что лед оказался достаточно неровный. В наших широтах бывает корявый и проблемный лед на грунтовых дорогах, но на асфальте он всегда гладкий. Во всяком случае, мне встречался только такой. А по гладкому льду на шиповке можно ехать как по чистому асфальту. В общем я ожидал, что и на маршруте будет примерно также. Но оказалось, что в Арктике лед на асфальте лежит толстым слоем. Насколько я помню, толщина льда в среднем была 2, а то и 3 см. В нужной степени ровным он при такой толщине в принципе быть не может. Даже на тех фото, где он кажется совсем гладким, на самом деле все равно есть неровности, чувствительные для колеса. А местами и вовсе промята заметная колея. Твердый лед шипы покрышек цепляют плохо, и постоянно сохраняется ощущение неуверенности. Спасает только то, что в конце марта периодически уже встречаются участки открытого асфальта, на которых можно хотя бы ускориться.

Но какова будет ситуация севернее, было неясно. Вполне возможно, что там льда было бы еще больше. У меня, например, был снимок с веб-камеры из окрестностей Альты, на котором видно, что дорога полностью покрыта льдом.

Ситуация осложнялась тем, что шоссе 98 весьма рельефное, и мне было сложно представить такую черепашью езду на достаточно крутых многокилометровых спусках. Причем проходить пешком крутые участки тоже было неудобно, т.к. подошва ботинок скользила очень неплохо (думаю для подобных походов крайне полезно брать ледоходы – резиновые накладки с шипами на обувь). Одним словом проехав около 5 км, я решил пока не посещать шоссе 98 и проехать отрезок до Утсйоки вдоль реки Таны. Тем более что по этой дороге я вообще ни разу не ездил.

Вернулся в Карасйок и поехал по Е6 на восток в соответствии с новыми планами. Проехал еще около 5 км и стал искать место для лагеря. Хотелось встать засветло. Вечером температура быстро падала, но холод не чувствовался. Наверно потому что стоял полный штиль.

Закат в окрестностях Карасйока

Увидев уходящую в сторону расчищенную дорогу (она вела к жилым домам на берегу реки), я свернул на нее и метров через 500 решил остановиться на поле прямо у этой дороги. Я думал, что она малопосещаемая, но машины периодически ездили. Впрочем меня это не волновало, в северной Норвегии я не вижу причин прятаться от людей. Не говоря уже о том, что прятаться было бы и негде. Снега на поле было примерно до середины бедра и далеко отойти было бы сложно.

Поэтому палатку поставил метрах в десяти от дороги.

Под палатку выкопал небольшую яму. До земли не стал копать, убрал примерно половину снежного слоя. Правда в результате пол получился довольно неровный, но это не причиняло больших неудобств. Пока работал, даже пуховку не хотелось одевать, хватало одной флисовой кофты. В целом по итогам похода я даже удивился, насколько легко в этот раз переносился мороз. У меня ведь пока совсем небольшой опыт действительно холодных походов. Был на Северном Урале при температурах до -36, но то был поход с печкой, а это совсем другое дело. Было несколько ночевок на морозе от -10 до -20°С втроем в палатке, но втроем значительно теплее. И иногда в этих случаях был костер, а он очень облегчает зимнюю жизнь. А пару лет назад я уставал в сольном майском походе от постоянного холода, хотя тогда температуры были от 0 до -7°С. И я еще не забыл один из своих первых зимних опытов, когда я ночевал один на острове Ладожского озера при -15°С и намучался порядочно. Тогда я даже чай не смог вскипятить, это было так долго, что я не дождался и пил теплую воду. Постоянно мерзли руки, ночью я мерз в спальнике (тогда был другой спальник), почти не спал. Еле дождавшись пяти утра, кое-как затолкал снарягу в рюкзак и рванул домой. Поскольку все эти события еще живы в памяти, я возможно сдвинул бы старт похода на более позднее время, если бы знал, какие температуры будут у меня по ночам. Серьезно, я думаю, что первые опыты ночевок при новых для себя температурах лучше проводить ближе к дому. Но вот, вопреки данным архивов погоды и текущим прогнозам, мороз застал меня уже на маршруте. И вдруг оказалось, что он перестал быть большой проблемой. Все-таки во многом я это связываю со штилем, но и моя акклиматизация тоже явно шагнула вперед. В этот раз при -20°С я подолгу обходился вообще без каких-либо перчаток, хотя у меня с собой были две пары тонких, в которых удобно делать почти любые работы. Меня даже не напрягало регулярно отогревать руками примерзшие крышки термосов, хотя иногда я при этом чувствовал, что кожа немного примерзает к металлу – такое ощущение, что металл липкий (а в чай я никогда не кладу сладкого). Но все эти ощущения совершенно никак не мешали.

Все лагерные работы зимой занимают гораздо больше времени, чем в более теплое время, это нужно учитывать при планировании пробега. Уходит время на копание ямы, вода закипает дольше,  да и просто каждый шаг получается сложнее, когда снега почти по пояс.

Поужинал, как обычно, хлопьями, разведенными кипятком, с добавлением сухого молока. Газ горел без проблем, хотя наверно уже шло к -20°С. Впрочем, когда горелка со шлангом, то главное ее зажечь, а дальше уже баллон греется от пламени. После ужина конечно еще сладкого поел, этого добра у меня было навалом - в зимних условиях калорий должно хватать. Когда лег спать, первые ощущения все же были непривычными. Я все ночи спал тепло одетый и в целом не мерз, но в первую ночь было ощущение, что мороз обжигает открытую часть лица. Надо сказать, что спальник у меня тоже новый, неиспытанный Marmot Trestles 0, и у него оказалась не очень удобная система утяжки горловины. Я как-то даже не ожидал такого. Раньше пользовался разными спальниками разных производителей, но такой проблемы никогда не было, даже у бюджетного спальника от "Снаряжения".

Сделать удобную утяжку совсем не сложно, просто не надо слишком мудрить. А конструкторы Marmot Trestles, кажется, именно перемудрили, стараясь изобрести что-то новое взамен испытанной классики. В итоге шнурки шли не по всей окружности вокруг лица, а как бы двумя отдельными частями. У меня не получалось утянуть их так, как хотелось, и снаружи оставалась слишком большая часть лица. Пришлось все ночи спать в балаклаве, иногда даже прицепляя съемную часть, которая защищает нос.

Первая ночь, думаю, была самая холодная. Вечером в палатке было -22°С, значит на улице -25°С или меньше. Но самое холодное время обычно от 4 до 6 утра, к тому времени температура должна была еще упасть. На следующий день в полдесятого утра на улице было -25°С, а к тому времени было уже совсем светло (вообще светало где-то в 6 или 7 утра). Последующие ночи наверно были немного теплее, да и я попривык к морозам, и в дальнейшем спалось более комфортно.

30 марта

48 км, рельеф слабый (как и в целом за поход)

Погода: штиль, утром переменная облачность, днем шел густой снег, к вечеру опять переменная облачность

Утром было трудновато разжечь газ. Он правда зажегся довольно быстро, но горел очень слабо и неохотно. Я погрел руками баллон, затем газ начал понемногу отогреваться от пламени горелки и дело пошло. В общем думаю, что до -25°С нормальный газ все же вполне подходящее топливо. Тем более что у меня даже был не зимний газ, а 4-сезонный (у Primus есть и чисто зимние баллоны, но гораздо дороже). Решил, что стоит попробовать хранить газ в спальнике.

Пришлось долго прокладывать дорогу в туалет. Палатка стоит на открытом месте у дороги, и машины время от времени проезжают. Редко, но непредсказуемо. Пришлось пробираться до деревьев местами почти по пояс в снегу. Конечно снегоступы были бы не лишними в таком походе, но не хочется таскать лишний вес. А проблема туалета в зимней Арктике вообще довольно актуальна. Днем с дороги тоже не очень-то уйдешь, глубина снега везде приличная. Периодически встречаются мелкие дороги, уходящие к стоящим в стороне домам, но всегда непонятно, как часто эти дороги используются. В общем каждый раз приходится искать какой-то выход.

Ехать поначалу было скучновато – вокруг только лес.

Затем небо затянуло тучами, и пошел снег.

На дороге весь день чередуются асфальтовые и ледяные участки. Сложно оценить чего было больше, т.к. по асфальту еду быстро, а по льду медленно и осторожно, поэтому психологически кажется, что льда слишком много. Это вот один из обледеневших отрезков:

Досадно, что чаще чистый асфальт попадается на встречной полосе. Хотя это логично – я еду на восток, а солнце светит с юга, поэтому деревья, стоящие справа от дороги, закрывают мою полосу, но не всегда закрывают встречную. Но трафик на дороге очень маленький, и я временами позволяю себе ехать по встречке. Правда по этой причине я за весь поход ни разу не послушал плеер. Вообще я люблю ездить с плеером, и в поход беру даже два, на всякий случай. Но ехать с плеером по встречке все же неразумно. Да и в целом при напряженной езде, которая требует много внимания, как-то не до музыки.

А трафик в целом меня конечно удивил. Я ехал по шоссе Е6 – это самая крупная трасса всего северного региона. При этом машин было действительно крайне мало, паузы между ними достигали получаса и больше. Думаю, что это связано со временем года. В отчетах о походах, проведенных в более теплое время, я читал упоминания о приличном трафике на этом участке. Но видимо в зимнее время жизнь здесь замирает не только в природе, но и в человеческом сообществе.

Берег реки Таны

В 17:40 увидел рядом с дорогой удобную расчищенную поляну. Для чего ее расчищали – непонятно, поблизости не было видно никаких домов. Но поставить там палатку оказалось очень удобно – не пришлось копать яму.

Вид лагеря на следующее утро

Вечером с 19 до 20 часов на улице было -10°С, затем начало холодать, как и положено. Но я к 20 часам закончил все наружные дела, в том числе приготовление ужина, и залез внутрь. В дальнейшем я всегда старался ставить лагерь пораньше, пока еще не ударил ночной мороз. А в палатке кстати удобно жить при большом минусе – совершенно нет проблем с влагой. Даже если пролить немного чая на пол палатки, буквально через минуту капли уже превращаются в ледяные шарики.

Попробовал положить газовый баллон в спальник, но было неудобно, когда в ногах твердый холодный предмет. Забил и оставил его снаружи. Впрочем проблем с разжиганием в последующие дни больше не было, видимо все-таки первая ночь была на редкость холодной.

31 марта

48 км (средняя скорость 10,1 км/ч)

Погода: малооблачно, в основном штиль, иногда слабый попутный ветер

В 6 утра внутри палатки было -20°С, а к 8 часам 0°С. Солнце уже поднимается по-весеннему высоко и пригревает. При этом в тени температура повышается очень медленно. Около 10 утра я поставил термометр к теневой стороне сугроба, и с удивлением увидел все те же -20°С.

Встал в 9:20, вышел в 11:40. Льда на дороге в этот день было меньше, но все-таки ледяные участки местами встречались. Появился рельеф (не на дороге, а вокруг нее) – стало гораздо красивее и интереснее.

В 17:50 увидел место, где можно было спуститься на лед реки, и решил поставить там лагерь.

Снега на льду было меньше чем в лесу, но раскопав часть площадки под палатку, я вдруг куда-то провалился ногой. Оказалось, что я стою на слое наста, под которым опять начинается рыхлый снег. Ломать наст, и потом копать совсем глубокую яму, не хотелось, поэтому я старался ходить осторожнее и удалось больше не проваливаться.

Вечер выдался неожиданно теплый на фоне предыдущих, всего -8°С, наверно потому что небо затянуло облаками. По этому поводу сделал праздничный ужин, сварив лапшу. Обычно я что-либо варю, только когда погода позволяет сделать это максимально быстро с минимальным расходом газа. То есть когда нет ни сильного мороза, ни сильного ветра. А при неблагоприятной погоде ем различные хлопья, залитые кипятком.

1 апреля

И вновь получилось 48 км (средняя 8,8 км/ч)

Погода: переменчивая, от снегопада до ясного неба, штиль

Утром было прекрасное голубое небо. И абсолютная тишина. Вообще тишина была одним из главных впечатлений похода. В паузах между машинами (которые, повторюсь, были очень продолжительными) окружающий мир полностью замирал. Конечно тут дело еще и в том, что в эти дни был штиль. Но впечатление сильное, как будто вокруг нет ничего живого. Не пролетит птица, не шелохнется ни одна ветка. Настоящее «белое безмолвие».


По реке Тане проходит граница между Норвегией и Финляндией. Я ехал по норвежскому берегу, но можно было перейти реку по льду и оказаться на финской территории. Забавно, что при этом время на одном берегу на час отличается от другого.


Лагерь утром

Пока я собирался, на небе появились облака, и пошел густой снег. Таким стал вид на противоположный берег:

Снег шел наверно около часа, затем опять выглянуло солнце. Но дорогу успело замести, и ехать стало сложнее. Свежевыпавший снег был совсем мягким и пушистым, сам по себе он не мешал бы. Однако он скрыл от меня все неровности дороги. Было уже непонятно где лед, а где асфальт. Где можно разогнаться, а где нет. Да и на льду чувствуешь себя увереннее, когда видишь глазом все его неровности. А теперь приходилось везде ехать медленно и внимательно.

Дорога после снегопада


Скованная морозом река Тана

Кое-как дотащился до Утсйоки. Что делать дальше, я к тому моменту еще не решил. Но теперь принимать решение уже было необходимо. Было два варианта: или ехать в сторону Танабру и оттуда сделать радиалку в тундру и к фьордам, или ехать к Инари. При втором варианте я мог вернуться домой пораньше, а мне этого хотелось по рабоче-личным причинам. И к тому же обратный билет от Инари дешевле, чем от Танабру. Но при этом очень хотелось посмотреть на снежные равнины, где кроме снега ничего нет. За Танабру они точно были. Но в то же время я помнил, что в сентябрьском походе между Утсйоки и Инари мы ночевали на какой-то равнине, где совсем не было деревьев. Решил все же ехать на юг.

Пока я обедал и обдумывал ситуацию, сидя на скамейке в Утсйоки, мимо прошли два европейских велопутешественника. Увидев меня, они почему-то очень обрадовались. Видимо бывает приятно увидеть такого же ненормального. Я тоже был рад встрече с ними, но, к сожалению, разговорный английский у меня хромает, что не позволило полноценно пообщаться. Насколько я понял, один из них был швед. И они советовали ехать на север, т.к. дорога к Инари может быть «boring».

Лагерь двух европейцев в Утсйоки

Читать далее...

Copyright Alexey Trubetskoy © 2018
Сайт управляется системой uCoz